Святой благоверный великий князь Димитрий Донской
Чудотворная икона «Неупиваемая Чаша»

ТРЕЗВЫЙ ВЗГЛЯД

10.06.2014

ОБЕТ ТРЕЗВОСТИ

obet_universal

А что это такое — обет трезвости? Все просто: обещание. Человек обещает Богу, что не будет пить.

подробнее

22.02.2013

РУССКАЯ ДУША - ЖИВА!

72448889 (2) Реально существует меч-кладенец, который спасет нашу страну от бед, но он дается Господом только в трезвые руки!

подробнее

05.05.2012

О НЕОБХОДИМОСТИ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ НА СЕЛЕ...

_MG_1064

 Необходимо  в первую очередь дать работу мужикам. И ОБЯЗАТЕЛЬНО НУЖЕН СВЯЩЕННИК! 

подробнее

04.06.2011

НЕЯДОВИТЫЙ ЯД

 

О малых дозах...

подробнее

15.02.2011

Сочинение избавившегося от алкогольной зависимости

 

Сочинение: как я жил в деревне...

подробнее

Главная  / Святой благоверный великий князь Димитрий Донской

Святой благоверный великий князь Димитрий Донской

Святой благоверный великий князь Димитрий Донской
 
(память 19 мая по старому стилю)

Св. Димитрий Донской родился в 1350 году, воспитывался под руководством святителя Алексия Московского. Христианское благочестие святого князя Димитрия сочеталось с его талантом выдающегося государственного деятеля. Он посвятил себя делу объединения русских земель и освобождению Руси от татаро-монгольского ига.

Собирая силы для решающего сражения с полчищами Мамая, св. Димитрий просил благословения у преподобного Сергия Радонежского. Старец воодушевил князя, направил ему в помощь монахов-схимников Александра (Пересвета) и Андрея (Ослябю). За победу на Куликовом поле (между реками Доном и Непрядвой) в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы князь Димитрий стал именоваться Донским. Он устроил Успенский монастырь на реке Дубенке и создал храм Рождества Пресвятой Богородицы на могилах павших воинов. Святой Димитрий преставился ко Господу 19 мая 1389 года, был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля. 

В год 1000-летия крещения Руси наша Церковь прославила девять новых святых. И первого среди них – благоверного великого князя Димитрия Донского.

Что же послужило основанием для этой канонизации, и почему она состоялась только через 600 лет после кончины святого? 

ЗАЩИТНИК ВЕРЫ И ОТЕЧЕСТВА

Первое основание для прославления князя указано нам в тропаре святому:

Велика обрете в бедах тя поборника земля Русская, языки побеждающа. Якоже на Доне Мамаеву низложил еси гордыню, на подвиг сей прияв благословение преподобного Сергия, тако, княже Димитрие, Христу Богу молися, даровати нам велию милость.
Как защитника отечества прославляем мы Димитрия, воспевая его победы над татарами: поход 1376 г. на Волжскую Булгарию, битвы на реке Воже в 1378 г. и особенно на поле Куликовом в 1380-м. Это были первые победы над врагом, около полутора столетий терзавшим Русь и казавшимся несокрушимым.

Битва на Воже показала, что времена Батыя прошли безвозвратно, что татар можно и нужно побеждать. Народ понял, что появился вождь, способный начать борьбу с Ордой.

Куликовская битва решила судьбу России. Ведь в случае поражения, наша страна могла бы исчезнуть с карты Европы. В подтверждение приведём слова Мамая, раскрывающие цель его похода на Русь: "Аз тако же хочу сотворити, аки Батый!" А что сотворил Батый – мы знаем. От второго такого удара Русь уже не смогла бы оправиться. Победа на Куликовом поле хотя и не привела к ликвидации монголо-татарского ига, но по господству Золотой Орды был нанесён такой удар, что это ускорило её распад, а затем освобождение Руси и других народов.
Но вот на что хотелось обратить внимание. Однажды на заседании общественного совета при обсуждении проекта памятника Дмитрию Донскому в Коломне разгорелся такой спор. Люди, далёкие пока от Православия, стали утверждать, что это должен быть памятник только полководцу. А то, что князь святой – мол, частное дело Церкви и не нужно учитывать это при создании монумента. Православные участники обсуждения никак не могли согласиться с таким подходом.
Да, полководец, да, выдающийся стратег, выигравший небывалое в истории Руси сражение, да, герой, бесстрашно шедший во главе русской рати. Но полководец глубоко религиозный. Посмотрите, как он готовился к сражениям, как истово молился перед ними, как оплакивал и поминал павших своих братьев! Не только Отечество своё и народ защищал святой Димитрий. В ратном подвиге им руководила готовность сразиться за веру и пострадать за Христа.

Куликовская и Вожская битвы – это не только противостояние войск и оружия, это противостояние вер и мировоззрений. Именно так понимали и ощущали это наши русские предки, да и их враги тоже.
Вот что говорил Мамай перед вторжением на Русь: "Прииму землю Русскую, и разорю церкви христианские, и веру их на свою переложу, и велю кланятися своему Махметю; идеже церкви были, ту ропати (т.е. мечети) поставлю, а баскаки посажу по всем градом русским, а князи русьскыя избию".

Слышав же это, по рассказу летописца, князь Димитрий вздохнул из глубины сердца своего и рек: "О, Пресвятая Госпоже Дево Богородице! Моли Сына своего за мя грешнаго, да достоин буду главу и живот положити за Имя Сына Твоего и за Твое, иной помощницы не имам разве Тебе, Госпоже; да не порадуются враждующие ми без правды, не рекут поганые: где есть бог их, на него же уповаша?.. постави ми, Госпоже, столп крепости от лица вражия, возвеличи имя христианское над погаными агаряны и всегда посрами их".

Отправляясь с войском из Москвы против татар, Димитрий Иванович говорил князьям и воеводам: "Лепо есть нам, братие, положити главы своя за правоверную веру христианскую, да не прияти будут грады наши погаными, не запустеют святии Божии церкви, и не рассеяни будем по лицу всея земли, да не поведены будут жены наша и дети в полон, да не томимы будем погаными по вся дни, аще за нас умолит Сына своего Пресвятая Богородица". А те ему отвечали: "Господине русский царю! Рекли есьмя тебе живот свой положити, служа тебе; а ныне тебе ради кровь свою пролием и своею кровию второе крещение приимем".

ДЕРЖАТЕЛЬ РУССКОЙ ЗЕМЛИ

Историческая победа в Куликовской битве и роль в ней великого князя – очень важное основание для его канонизации. Но далеко не единственное.

В сознание потомков Димитрий вошёл прежде всего как великий полководец. При этом его государственная деятельность собирателя русской земли ("держателя" – у летописца) как бы отошла на второй план. А между тем, не решив эту задачу, он не смог бы вывести на Куликово поле общерусское войско, оказавшееся способным разгромить орды Мамая.

С самого начала своего правления Димитрий Иванович объявил решительную войну не только отдельным, как теперь говорят "суверенным" удельным князьям – противникам единения, но и всей удельной системе. Презрев ханский ярлык на великое княжение, выданный Дмитрию Константиновичу, он прогнал его из Владимира и посадил своим присяжным в Суздале. Выслал князей Стародубского и Галицкого из их наследственных городов, обязал Константина Ростовского быть в полной зависимости от Москвы. Заключил в 1364 г. договор со своим двоюродным братом Владимиром Серпуховским, поставив его в подчинённое положение. В 1367 г. усмирил князя Нижегородского. В этом последовательном укреплении единодержавия великий князь опирался на поддержку святителя Алексия Московского и преподобного Сергия Радонежского.

Особенно тяжело далось подчинение Рязани и Твери. Михаил Александрович Тверской (не путать с его дедом, святым Михаилом Тверским, пострадавшим в Орде) объявил настоящую войну Димитрию, объединялся против Москвы то с Литвой, то с Ордой и столько зла принЈс нашей земле, столько крови пролил!

В последствии благодаря мудрой политике святого Димитрия и помощи его духовных наставников и тверичи, и рязанцы признали старшинство Москвы.

Если посмотреть эти договорные грамоты, то невольно приходят на ум аналогичные случаи сепаратизма в наши дни. История повторяется, но мы не всегда извлекаем из неё уроки.

 
И, наконец, бесценная заслуга Димитрия Донского – учреждение нового порядка престолонаследия, когда после смерти московского князя власть переходила к его старшему сыну, а не к самому старшему в роду князю, как было прежде. Сколько кровопролития и разрушительной удельной борьбы это предотвратило – и представить трудно! 

После Куликовской битвы стало очевидно: народ поддержал политику Московского князя на централизацию власти и борьбу с удельным сепаратизмом. Кровь русских воинов, обильно пролитая на поле Куликовом, укрепила в сознании уроженцев всех земель и княжеств идею русского единства, способствовала формированию великорусской нации.

Всю свою жизнь Димитрий Донской провёл с оружием в руках, отдал все свои силы, принёс себя в жертву ради Отчества.

ВЕРНЫЙ СЫН ЦЕРКВИ

Великий князь явил нам личный пример благочестивой жизни в миру.
"Воспитан же был он в благочестии и славе, с наставлениями душеполезными, – говорится в замечательном литературном памятнике "Слове о житии и преставлении великого князя Димитрия Ивановича", – и с младенческих лет возлюбил Бога". Далее "Слово о житии…" даёт такую характеристику Димитрию-отроку: "Еще юн был он годами, но духовным предавался делам, праздных бесед не вел и непристойных слов не любил, и злонравных людей избегал, а с добродетельными всегда беседовал, Божественное писание всегда со умилением слушал и о церквах Божиих имел большое попечение". И это неудивительно, ведь воспитателем и попечителем осиротевшего в 9 лет князя был святой митрополит Алексий. С самого начала жизни он был приобщён к среде русского подвижничества, пребывал в духовной атмосфере, созданной преподобным Сергием Радонежским и его учениками.

Всю жизнь князь стремился быть достойным имени своего небесного покровителя великомученика Димитрия Солунского, очень почитаемого на Руси. И это ему вполне удалось. Неслучайно и тропарь Донскому был составлен по подобию тропаря тезоименитого ему святого.

На все свои дела – ратные, политические и гражданские – великий князь всегда брал благословение Церкви.

В качестве основной личной черты Донского древний книжник выделяет необыкновенную любовь к Богу: "С Богом все творящий и за Него борющийся… Царским саном облеченный, жил он по-ангельски, постился и снова вставал на молитву и в такой благости всегда пребывал. Тленное тело имея, жил он жизнью безплотных…" Летописец отмечает, что святой Димитрий ежедневно посещал храм, строго постился, под княжескими одеждами носил власяницу, приобщался Святых Таин каждое воскресенье и заключает: "С чистейшей душой пред Богом хотел он предстать; поистине земной явился ангел и небесный человек".

Не так часто русские князья были учредителями новой церковной традиции. Димитрию Донскому мы обязаны появлением в церковном календаре двух особых дат: дня обретения мощей благоверного князя Александра Невского и Димитриевской родительской субботы. Последняя была установлена в память воинов, положивших души за други своя на поле Куликовом. Открытию же мощей послужило чудо. В ночь перед выступлением великого князя из Москвы против татар во владимирском Успенском соборе пономари увидели, как у гробницы святого Александра Невского вдруг сама собой зажглась свеча, а из алтаря вышли два старца (может быть, святые митрополиты Петр и Алексий) и, подойдя к раке, сказали: "Восстани Александре, ускори на помочь правнуку своему, великому князю Димитрию, одолеваему сущу от иноплеменников". И тотчас же, как живой, восстал из гроба преславный князь Александр, после чего все трое стали невидимы.

Многие современники отмечали христианское великодушие князя, большую любовь к своему народу, благотворительность, милосердие к нуждающимся, доброе отношение к подчинЈнным. Деятельность его отличалась мудрой мерой и высокой моралью: он избегал обращаться к тем бесчестным и грубым приемам, которые были присущи его времени. Княжение Донского за редким исключением не знало случаев ухода от него служилых людей; на его духовном завещании стоит самое большое число боярских подписей.

В русскую историю великий князь вошёл и как активный храмоздатель. Многие соборы и монастыри, основанные им, – памятники боевых подвигов нашего народа и высоты его духа.

Венцом земной жизни стала достойная христианская кончина князя. Почувствовав приближение смерти, Димитрий Иванович послал за святым Сергием. Преподобный, наблюдавший всё течение жизни князя, не только был главным свидетелем при составлении духовного завещания, но и преподал ему все необходимые Таинства: исповедал, причастил и соборовал.

В день и час кончины святого преподобный Димитрий Прилуцкий, находившийся далеко от него, вдруг встал и сказал братии: "Мы, братия, строим земные, тленные дела, а благоверный великий князь Димитрий уже не печется о суетной жизни…".

Димитрий Иванович перешёл в жизнь вечную в 39 лет. По словам современников, он был величав и красив; имел "замечательное дородство"; волосы на голове были черные, густые, глаза светлые, огненные…

ПОКРОВИТЕЛЬ ХРИСТИАНСКОГО БРАКА

Среди примеров личного благочестия святого Димитрия один нуждается в том, чтобы его выделить особо. Его брак с княжной Евдокией – образец святой христианской семьи на все времена.

Этот пример оказался особенно важен для Руси, где долгое время не было своего идеала христианской семьи и единственным образцом благочестия считалось монашество. (Первая русская святая чета – Пётр и Феврония Муромские – были канонизированы только в середине XVI века).

Автор "Слова о житии…" особо подчёркивает, что Димитрий сохранил себя в чистоте до брака и в семейной жизни был верен супруге и целомудрен. Он находит удивительные слова для описания совместной жизни великокняжеской четы: "Ещё и мудрый сказал, что любящего душа в теле любимого. И я не стыжусь говорить, что двое таких носят в двух телах единую душу и одна у обоих добродетельная жизнь, на будущую славу взирают, возводя очи к небу. Так же и Димитрий имел жену, и жили они в целомудрии. Как и железо в огне раскаляется и водой закаляется, чтобы было острым, так и они огнём Божественного Духа распалялись и слезами покаяния очищались".

Замечательно, что из 12 детей (8 сыновей и 4 дочери) восприемником у двух сыновей Димитрия был преподобный Сергий, у остальных наследников – другой русский святой – Димитрий Прилуцкий.

В последнее время супругу Димитрия Ивановича всё чаще именуют монашеским именем Евфросиния. И хотя имеют право на употребление оба имени, мне думается, лучше называть её Евдокиею, ибо иноческий постриг святая княгиня приняла менее чем за два месяца до своей блаженной кончины. (Александра Невского мы же не именуем Алексием, так нареченным в монашестве.)

А ведь родилась эта праведная семья у нас в Коломне. Ведь венчание состоялось в 1366 году в церкви Воскресения Словущего.

ПОЧИТАНИЕ

Автор "Слова о житии…" не сомневается в святости Димитрия Донского, он многократно обращается с молитвой к нему, как небесному предстателю пред Господом за весь народ и Отечество.

Вскоре после кончины стали появляться образцы иконографии великого князя.

Память о нём жива всегда и особенно усиливается в годы войн и опасностей.

Вспомним, что окончательно татаро-монгольское иго Русь сбросила при Иване III через столетие после Куликовской битвы. Тогда в наше Отечество вторгся хан Ахмат с великой ратью. Иван III был в сильном смятении. И убедили его действовать решительно и выйти навстречу врагу (стояние на Угре) иерархи Церкви. В знаменитом послании Ивану III архиепископ Ростовский Вассиан обратился к образу Димитрия Ивановича, вспомнив триумфальный 1380 год. О Димитрии владыка Вассиан рассказывает как о человеке, желавшем "не только до крови, но и до смерти" пострадать за веру, святые церкви и за врученное от Бога стадо христовых овец, как истинный пастырь и вождь своего народа, уподобясь прежде бывшим мученикам.

А в ХХ веке, в Великую Отечественную войну, имя Димитрия Донского наряду с именем Александра Невского призывалось в патриотических посланиях патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия, в обращении к народу И.В. Сталина. Именем князя была названа танковая колонна, созданная на средства верующих.

ПРОСЛАВЛЕНИЕ

Почему же 600 лет не был прославлен Димитрий Донской, ведь "Слово о житии…" было составлено сразу после его кончины и для многих современников святость защитника и собирателя Руси не вызывала сомнений?

На то есть ряд объективных и субъективных причин.

После смерти Донского Русскую Церковь возглавил митрополит Киприан, с которым у них были очень сложные отношения. Ведь Киприан был прислан на Русь из Греции при живом митрополите Алексии – воспитателе и непререкаемом духовном авторитете для Димитрия. Поначалу этот грек (или серб) участвовал в интригах литовского князя Ольгерда против святого Алексия. В первой половине своего святительства Киприан плохо ещё понимал ситуацию в стране и интересы нашего народа. И держался ближе к Твери, чем к Москве, которая получила благословение на собирание русских земель и от святителя Петра, и от святителя Алексия. Но вторая половина правления Киприана прошла совсем по-другому: он встал на сторону Москвы, воцарился мир в Церкви, много заботился о просвещении народа, совершилось прославление митрополита Петра.

У кого-то, может быть, вызывает смущение, что святой князь приблизил к себе и хотел поставить митрополитом коломенского священника Михаила (Митяя). Но, по мнению ряда историков, например, Е. Голубинского, "существующие в нашей церковной истории обыкновенные представления о Михаиле как о весьма недоброкачественном выскочке совершенно неосновательны. Напротив, это был человек замечательнейший, помышлявший было о коренном исправлении нашего духовенства, о чём, сколько знаем, помышляли из митрополитов только двое – Феодосий и Макарий. Михаила очернил перед потомством митрополит Киприан, у которого он восхитил было кафедру митрополии и которому, должно быть, усвояемо хулительное сказание о нём, читаемое в Никоновской летописи. После отказа (от кафедры – ред.) преподобного Сергия святой Алексий дал Михаилу своё благословение, как это известно документальным образом".

Как показали недавние исследования историков В.Н. Рудакова, М.А. Салминой в XV веке на Руси один из книжников негативно отнёсся к тому, что в 1382 г. при нашествии Тохтамыша князь Димитрий оставил Москву и ушёл в Переславль, а затем в Кострому. Но все остальные летописцы с пониманием отнеслись к этому факту и, наоборот, старались оправдать Димитрия, объясняя, что князь не смог собрать в Москве рать для отпора врагу. К тому же у собранных тогда Димитрием думу думати князей не было такого единства, как в 1380 году ("неединачество и неимоверство" было, по словам летописца).

Смею предположить, что проезжая в Переславль, князь никак не мог миновать преподобного Сергия, тем более, это по той же дороге. И на такой свой поступок имел благословение святого.

Учитывая историческую обстановку в России впервые вопрос о канонизации Димитрия мог быть поставлен при Иване Грозном на известных соборах 1547 и 1549 годов. Но нельзя забывать, что тогда очень широко было распространено в нашей Церкви обрядоверие. А Димитрий Донской с точки зрения обрядоверия нарушил "святую" традицию: не принял предлагавшийся ему пред смертью монашеский постриг. Он справедливо заметил, что не имел призвания к монашеству и добавил: не спасут человека ризы монашеские, если в миру он жил неправедно.

Необходимо также заметить, что есть множество примеров в истории Церкви, когда подвижники канонизировались спустя многие столетия: равноапостольный князь Владимир, преподобный Андрей Рублёв – современник, кстати, Димитрия, преподобный Максим Грек, святитель Макарий Московский и многие другие.

Церковь прославляет святых и призывает их в молитвах тогда, когда их помощь особенно нужна народу Божию. В конце ХХ века, видимо, настало такое время. Распад нашей страны, постоянные приступы сепаратизма в разных её частях заставляют вспомнить времена шестивековой давности.

Сегодня, как никогда мы нуждаемся в помощи святого Димитрия Донского. Чтобы укрепить страну нашу, чтобы отстоять её целостность и единство, чтобы отразить все угрозы террористов и сепаратистов, чтобы умножить веру и благочестие нашего народа, чтобы укрепить семьи – защитить нас от вымирания телесного и смерти духовной.

И есть уже примеры востребованности заступничества святого Димитрия: по всей стране строятся храмы во имя его, создаются его иконы и памятники. В нашей Коломне с 1991 г. действует православное братство святого благоверного князя, цели которого – христианское просвещение, воспитание молодёжи и благотворительность.

* * *
И всё же мы в долгу перед святым князем: редко вспоминаем его в молитвах, нет пока акафиста святому (а молиться сугубо хотят и должны и воины, и супруги, и молодые люди, стремящиеся создать крепкую семью – малую Церковь), требуется новая редакция жития, нет в Коломне его престола, не увековечена пока здесь память его даже в монументе, хотя есть набережная Дмитрия Донского. У нас нет мощей святого князя, они под спудом в Архангельском соборе Кремля. Но в Оружейной палате хранится часть доспехов святого – панцирь и эту святыню можно было бы сделать доступной для поклонения.

И никто не мешает нам хранить молитвенную память о Димитрии в своём сердце, тем более, что есть у нас молитва, составленная его современником и ей хотелось бы завершить это слово: "Похваляет бо земля Римская Петра и Павла, а Асийская Иоанна Богослова, Индийская апостола Фому, а Ерусалимская брата Господня Иякова, и Андрея Первозванного все Поморие, царя Коньстянтина Гречьская земля, Володимера Киевская со окрестными грады; тебе же, великый князь Димитрей Иванович, вся Руськая земля…»

Молитва благоверному князю Димитрию Донскому 

О святый угодниче Божий, праведне Димитрие! Подвигом добрым подвизався на земли, восприял еси на Небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже взирающе на святый твой образ, радуемся о преславнем скончании жительства твоего и чтем святую память твою. Ты же, предстоя Престолу Божию, приими моления наша и ко Всемилостивому Богу принеси, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством твоим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славяще Единаго во святых Своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и во веки веков. Аминь.

Тропарь святому благоверному великому князю Московскому Димитрию Донскому

Кондак, глас 2
Подвиги твоими, святе Димитрие, страну нашу Бог сохрани, Давый тебе непобедимую. И ныне, предстателю крепкий, соблюдай молитвами святыми град твой Москву невредим от всех навет вражиих.
________________________________________

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА

И сказал князь великий Дмитрий Иванович: "Братья, бояре и князья и дети боярские, суждено вам то место меж Дона и Днепра, на поле Куликовом, на речке Непрядве. Положили вы головы свои за святые церкви, за землю Русскую и за веру христианскую. Простите меня, братья, и благословите в этом веке и в будущем".

  Куликовская битва, состоявшаяся 8 сентября 1380 г. близ впадения реки Непрядвы в Дон, является ключевым событием в истории борьбы Руси против монголо-татарского ига и объединения русских земель вокруг Москвы. Об этом свидетельствует не только славный для Руси исход, но и события, предшествовавшие сражению.
   
  Основы преобладания Москвы были заложены Иваном Калитой (1325—1340). В 60—70-е гг. XIV в. князю Дмитрию, внуку Ивана Калиты, удалось решить в пользу Москвы целый ряд давних и очень важных проблем.
   
  Дмитрий стал московским князем в возрасте девяти лет. Малолетство правителя — суровое испытание для средневекового государства. Твердая позиция московского боярства и особенно церкви, возглавляемой митрополитом Алексием, позволила Московскому княжеству его с честью выдержать. Во-первых, были отбиты притязания соседних князей на великое княжение. Ярлык остался в Москве. Во-вторых, удалось отвести военную угрозу со стороны Великого княжества Литовского, правитель которого, князь Ольгерд, активно участвовал во внутрирусскои политике и организовал три похода против Москвы. В-третьих — и это особенно важно — Москва добилась решающего перевеса над своим традиционным соперником, Тверским княжеством. Дважды (в 1371 и 1375 гг.) тверской князь Михаил получал в Орде ярлык на великое княжение, и дважды князь Дмитрий отказывался признать его великим князем. В 1375 г. Москва организовала против Твери поход, в котором участвовали практически все князья Северо-Восточной Руси. Михаил был вынужден признать старшинство московского князя и отказаться от ярлыка на великое княжение. В-четвертых, впервые за более чем столетие московский князь почувствовал себя достаточно сильным, чтобы пойти на открытый конфликт с Ордой, бросить ей вызов, оперевшись на поддержку большинства русских княжеств и земель.
   
  В эти же годы Золотая Орда переживала процессы дробления и распада. Ханы менялись на престоле с фантастической частотой, правители обособляющихся орд искали счастья в военно-грабительских набегах на Русь. Москва оказывала поддержку соседним княжествам в отражении агрессии. Особенную известность приобрела битва на реке Воже в 1378 г. Вторгшееся в Рязанскую землю войско мурзы Бегича было разгромлено московским отрядом, которым командовал князь Дмитрий.
   
  Дело шло к решающему столкновению. Для хана Мамая, захватившего власть в Орде, поход против Москвы имел стратегическое значение: победа позволила бы укрепить его власть, приостановить распад и восстановить контроль над Русью. Что касается князя Дмитрия, то победа над ордынским войском укрепила бы главенствующую роль Москвы, подтолкнула объединительные процессы и ослабила тяжелую зависимость от Орды.

   
  Мамай собрал под свои знамена отряды покорных Орде народов Поволжья и Северного Кавказа, наемников из генуэзских колоний в Крыму. Он рассчитывал на помощь литовского князя Ягайлы и рязанского князя Олега, обещавших помощь, но в последний момент не оказавших ее.

   
  В войске князя Дмитрия были представлены княжеские дружины едва ли не всех земель Северо-Восточной Руси (не пришли только рязанские и новгородские отряды). Летопись хранит рассказ о встрече Дмитрия с игуменом Троице-Сергиевой лавры Сергием Радонежским, благое ловившим воинов на победу и давшим князю двух мужественных воинов-монахов — Ослябю и Пересвета. Местом сбора русского войска стала не Москва, а Коломна: Дмитрий хотел опередить неприятеля, вступить с ним в сражение, пока тот не соединился с союзниками.

   
  Историки приводят различные оценки численности русских и ордынских войск (от 50 до 400 тыс. человек). По мнению большинства исследователей, силы были примерно равны (по 100— 120 тыс. человек). Нет единства и в описании Куликовской битвы. Чаще всего ее ход представляют так.

   
  8 августа, в день Рождества Богородицы, перейдя Дон, русские заняли позиции на Куликовом поле. Овражистое, окруженное дубравами, оно лишало ордынскую конницу маневра и делало невозможным окружение русского войска с флангов. Князь Дмитрий, переодевшись в одежду простого ратника, мужественно бился на поле брани. Поначалу успех сопутствовал Мамаю. Сломив сопротивление передового и сторожевого полков, он вклинился в распоряжение большого полка и попытался разгромить полк левой руки.

   
  Здесь были сосредоточены все силы ордынцев. Мамай допустил ошибку. Именно в этот момент правый фланг ордынской рати попал под удар засадного полка во главе с воеводой Дмитрием Боб-роком и серпуховским князем Владимиром. Спрятав засадный полк в дубраве, князь Дмитрий проявил недюжинный полководческий талант. Растерявшиеся ордынцы в панике бежали, бежал и Мамай, через некоторое время убитый в Крыму.

   
  Причины победы в битве, длившейся, по всей видимости, более десяти часов, в целом понятны: бесспорное полководческое искусство проявил Дмитрий (сбор войск в Коломне, выбор места сражения, расположение войска, действия засадного полка и др.). Мужественно сражались русские воины. Не было согласия в ордынских рядах. Но главными факторами победы признают следующие: на Куликовом поле впервые сражалось единое русское войско, составленное из дружин практически всех русских земель, под единым командованием московского князя; русские воины были охвачены тем духовным подъемом, который, по словам Л. Н. Толстого, делает победу неизбежной: «Сражение выигрывает тот, кто твердо решил его выиграть». Куликовская битва принесла московскому князю Дмитрию почетное прозвище Донской. Победа была трудной. Ожесточение битвы живет в словах современника: «О горький час! О година крови исполнена!»  

  Значение победы на Куликовом поле огромно: Москва укрепилась в своей роли объединительни-цы русских земель, их лидера; в отношениях Руси с Ордой произошел перелом (иго будет снято через 100 лет, в 1382 г. хан Тохтамыш сожжет Москву, но решающий шаг к освобождению был сделан 8 августа 1380 г.); существенно снизился размер дани, которую Русь отныне платила Орде; Орда продолжала слабеть, от удара, полученного в Куликовской битве, ей оправиться так и не удалось. Куликовская битва стала важнейшим этапом в духовно-нравственном возрождении Руси, формировании ее национального самосознания.

Святые воины Пересвет и Ослябя

21 сентября 2005 года исполнилось 625 лет победы ополчений великого князя Московского Димитрия Иоанновича над войском Мамая на Куликовом поле. Победа на Куликовом поле стала одной из самых значимых в истории Российского Государства и исследователи по праву называют эту дату, днем образования нашего государства. Именно здесь произошло объединение русских княжеств и других народов, вокруг Москвы для защиты от общего врага на данный момент и на будущее. 

Готовилась эта победа задолго до 1380 года. В 1370 году преподобный Сергий Радонежский один из главных духовных авторитетов Московской Руси, благословил своего племянника Феодора основать монастырь на реке Москве в месте прозываемым Симоново. Сам Преподобный Сергий срубил первый храм на этом месте и освятил его пророчески, в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Именно Феодору Симоновскому надлежало стать в эти кризисные годы духовником великокняжеской четы: Димитрия Иоанновича и Евдокии Димитриевны. 

Накануне битвы по совету духовника великий князь Димитрий отправляется в Троицкий монастырь за благословением к Преподобному Сергию. Здесь Преподобный утешает великого князя и в залог будущей победы вручает ему двух троицких иноков: схимонаха Александра Пересвета и схимонаха Андрея Ослябю, в прошлом брянских бояр и известных богатырей. 

Именно Александру Пересвету выпала честь начинать битву, сразившись с непобедимым Мурзой Челубеем, представителем древней школы единоборств «Бонч-бо». Челубей выиграл 300 поединков, но с духовным богатырем он справиться не смог. После битвы по повелению великого князя и по благословению преподобного Сергия тела схимонахов Александра Пересвета и Андрея Осляби были принесены в Старое Симонове и погребены возле храма Рождества Пресвятой Богородицы. 

По преданию возле храма были погребены князья и бояре Московские, погибшие в битве. 

Храм был посещаем после кончины великого князя Димитрия, его вдовой в монашестве Ефросинией, которая впоследствии из-за дальнего расстояния храма, построила храм Рождества Богородицы в Кремле. 

В 1509 году на месте деревянного храма строится каменный. (Сохранившийся доныне). В ХVIII-ХIХ веке к четверику храма пристраивается трапезная часть и место погребения героев Куликовской битвы Пересвета и Осляби оказывается в самом храме. В конце XIX века по проекту архитектора Тона пристраивается колокольня, по мотивам колокольни Кремля. 

Место погребения героев Куликовской битвы всегда особенно почиталось гражданами России и особенно ее правителями. Существуют свидетельства посещения могил Пересвета и Осляби великим князем Иоанном III, царем Иоанном Грозным и Феодором Алексеевичем. 

Императрица Екатерина II после коронации посетившая Старое Симоново выделила значительные средства на надгробную сень Куликовских героев. 

Большое значение для России явилось 500-летие Куликовской битвы. К этому юбилею на могиле героев была создана сень Каслинского литья и состоялось августейшее паломничество к месту погребения Пересвета и Осляби. 

Особенно подробный протокол сохранился о посещении храма императора Николая II с супругой в сопровождении московского губернатора великого князя Сергия Александровича и его супруги Елизаветы Феодоровны в 1900 году. 
Александр Пересвет и Андрей Ослябя были приняты покровителями Военно-Морского флота России. К юбилею 500-летия Куликовской битвы Военно-Морским ведомством была подарена к месту погребения героев большая платиновая лампада. Два крейсера России носили имена «Пересвет и «Ослябя», учавствовавшие во многих сражениях. 
 
Святые воины Пересвет и Ослябя 
 

О светло-светлая благословенная земля Русская! Многими красотами удивлена и изукрашена ты и всего исполнена еси. Здесь святые обители церковные и города великие, хоромы величественные и озера хрустальные, дубравы высокие и реки многоводные и тихие, исполненные рыб великих и малых, села красные и поля чистые. ... И одно из таких полей, зовомое Куликовымъ, стало на исходе XIV столетия после драматических событий и обильно пролитой русской крови первым Полемъ Славы на все времена. 

Более же всего величается Отечество наше за великий сонм людей Божиих, соработавших Христу на ниве богоугодной жизни, сынов света духовного. Здесь святители святии и князи благоверные, блаженные юродивые и праведные миряне, преподобные воздержники и мученики безстрашные, и даже монахи-воины, соединившие в своем житии последние два подвига воедино, став преподобномучениками. Имена их светятся на скрижалях родной истории ярко, подобно двум неугасимым лампадам над их священными гробами: это Александръ (Пересветъ) и Андрей (Ослябя). Для них уже загорелся и невечереющий день в вечном царствии Христовомъ. И тут, на Поле на Куликовомъ, свершился их последний подвиг, к которому они шли всю свою жизнь. 

Оба они происходили из знатного рода бояр Брянского княжества. О Пересвете говорится в самом древнем литературном памятнике — ”Задонщине” — вполне определенно, что он был ”бряньский боярин”. Об Ослябе мы узнаем только из ”Сказания о Мамаевом побоище” — о том, что он был Любутским боярином (г. Любутск территориально входил в Брянское княжество). Существует предположение, что он также был родом из Брянска; в одном месте даже сказано об обоих: ”брянские бояре”. 
С детских лет, трудясь и молясь, они проходили суровую школу мужества. Будущие избранницы воспитывались в благочестии как воины Царя Небесного и воины царя земного, призванные защищать Родину и Веру отеческую. 
Долго ль или не так уж чтоб очень было их странствие по бушующему житейскому морю — нам того не ведомо. В давние времена люди жили гораздо проще и чище и не думали, как сделать себе имя, оставив подробности своей жизни. Доподлинно же о святыхъ монахахъ-воинахъ можно сказать с некоторыми подробностями и вкраплением редких фактов очень кратко: рождение — воспитание — служба — монашество — битва — смерть и венецъ всего: рожденiе в жизнь вечную — спасенiе души и ожидание воскресенiя во Царствiи Любви, Света и Правды, чтобы вместе с Господемъ быть. 

Пройдя положенное житейское поприще, обремененное ранами душевными и телесными, два брата решили спасать свои души, избрав путь иноческий. 

Существует предание, согласно которому Александръ (Пересветъ) принял монашеский постриг в Ростовском Борисоглебском монастыре, что на реке Устье среди величавой красоты сосновых боров. Обитель была по благословенiю Сергiя Радонежского в 1363 году. 

Впоследствии эти два воина оказались во обители Живоначальной Троицы. Стоит только догадываться, как Пересветъ и Ослябя перешли в Троице-Сергиевъ монастырь. Ясно достоверно только то, что когда князь Дмитрий (будущий Донской) в 1380 г. приехал за благословением на битву к преподобному Сергiю, они были уже его послушниками. И самое главное: это все было промыслительно и неслучайно. 

Великое испытание выпало на долю русского народа в тринадцатом-четырнадцатом веках. Грозной тучей надвинулись полки ордынские. Было же татей и разбойников несметное количество. Множайшие и страшнейшие потери понесла земля родная под ярмом иноплеменным, ”языком незнаемым”. На Руси же тогда царствовала междоусобица... 
”Попущением Божиим за грехи наши и по наваждению диавольскому” поднялся с восточной стороны богомерзкий Мамай со своими клевретами, нечестивец и иконоборец, злой христианский укоритель. Устроил он соглашение с Литвою и прочими душегубцами; собрал не одну, а целых 9 орд да три царства, а князей с ним 73... да прибыли 2 алпаута (алпаут — вельможа, феодал) великих с двумя своими отрядами. Были с ним крамольники черкасы, ясы, буртасы... и даже ”братья” по вере католики-фряги. 

В те времена витал в воздухе миф о непобедимости ордынских воинов. Ходили слухи о том, что одолеть их в честном бою было невозможно, ибо будто бы они владели некоей мистической силою. И чтобы превозмочь их коварство, одних физических данных было недостаточно. Нужна была великая сила духа, нужна была помощь Свыше. Поэтому усердный молитвенниче пред Господемъ Сергiе богоносный, узнав волю Божию, решился послать на битву духоносных монахов. Нужно было воодушевить русское воинство. 

Был у прегордого Мамая любимый батыр по имени Челубей, родом печенег. Сила его была подобна силе древнего гиганта-филистимлянина Голиафа; ”пять сажен высота его, а трех сажен ширина его”. Был Челубей не простым воином. Существовала секта воинов; исповеданием ее являлось одно из древнейших буддийских верований, именуемое ”бон(г)-по”. Это верование — древнее поклонение космосу, и не просто планетам, стихиям и эфиру, но духам-богам, обитающим в них; согласно же Божественного Откровенiя “вси бози язык бесове” (псалом 95) . Челубей был самой высокой степени посвящения в бон. По сказанию, он был непобедим: 300 боев, и во всех “враг” был повержен! Поэтому с ним мог справиться не просто ратник, но воинъ Христовъ, облеченный духовною, Божией силою. В этом состоит сакральный мотив посыла именно монаховъ-воиновъ. 

Князь великий Димитрий очень опечалился и вместе с братом своим Володимиром Андреевичем и князьями русскими направил стопы свои к Живоначальной Троице за благословением великого Сергiя на правое дело. 

Помолившись за Божественной Литургиею, преподобный старецъ окропил священною водою его со всем христианскимъ воинствомъ, благословил великого князя крестомъ святымъ и сказал ему: ”Иди, господин, помянув Бога; Господь Богъ да будет тебе помощникомъ и заступникомъ”. А тайно предсказал ему: ”Погубишь супостатов своих, как должно твоему царству…... Только мужайся и крепись и призывай Бога на помощь”. И сказал ему князь великий: ”Дай мне из своего полка двухъ воиновъ, Александра Пересвета и брата его Андрея Ослебяту, и ты с нами вместе поборешься”. Преподобный Сергiй тут же повелел старцам Александру и Андрею готовиться. Они были весьма немолоды, но сильные, зрелые и умудренные духовно и в воинском искусстве. Известна была эта двоица как великие и знаменитые наездники в ратные времена: Андрей сотню гнал, а Александръ двести гнал, когда сражались. Были они в мiру известными витязями в сражениях. 
 
Монахи сделали по слову игумена своего. И дал им Сергiй ”вместо тленного оружие нетленное: Крестъ Христовъ нашит на схимахъ. И повелел им вместо шеломов возложить на себя”, и отдал их в помощь великому князю, промолвив: ”Вот тебе мои воины, а за тебя, государь, поборники”. Напоследок сказал им угодник Божiй: ”Мир вам, братья мои, пострадайте как добрые воины Христовы!” И всему православному войску дает он Христово знамение, мир и благословение. Князь же великий Дмитрий Иванович возвеселился сердцем, но не сказал никому об этом. Святой старец напутствовал его: ”Иди ко граду Москве!” И пошел он, взяв, как некое сокровище некрадомое, благословение от старца. Так Пересветъ и Ослябя оказались в русском войске, не по своей воле токмо, а по Промыслу Небесному, Божией воле, ибо святые старцы, как духоносные пророки, от себя ничего никогда не делают. 

Но устремим свой взгляд непосредственно к легендарному событию, которое произошло на вельми обширном Поле Куликовомъ между речками Непрядвою и Доном. 

Отливали начищенные кольчуги. Окрест доносился храп и ржание понукаемых животных, слышались клики всадников, рвущихся в бой... 
Вот уже первые полки идут. Передовой светлый полк ведут князья Смоленские Димитрий Всеволодович да брат его Володимир Всеволодович, у которого в строю и был Пересветъ. Справа ведет полк Микула Васильевич с коломенцами, а слева ведет полк Тимофей Волуевич с костромичами…... Темные полчища врага ползут как тень с обеих сторон; от множества войска нет им места, где расступитися. Нашей рати гораздо меньше. 

Уже близко сходятся сильные полки... Выехал злой печенег из великого полку татарского, показывая свое мужество на виду у всех. Злодей грозно потрясал оружием пред русскими рядами, и был он всем страшен зело, и никтоже смеяше противу его изыти. Тогда убо преподобнаго игумена Сергiя Радонежскаго усердный его послушник инок Пересветъ начат глаголати великому князю и всем князем: ”Ничтоже о сем смущайтеся: велий Богъ нашъ и велия крепость его. Азъ хощу Божиею помощию, и Пречистыя его Матере, и всехъ святыхъ Его, и преподобнаго игумена Сергiя молитвами с ним видетися”. 
Чернеца Пересвета на место суда (поединка) привели, и сказал он великому князю Димитрию: ”Лучше нам убитыми быть, чем полоненными быть погаными”. Смерть или свободная от богоборческой клики Родина! Лучше умереть во имя вечной жизни, чем влачить жалкое существование под непосильным бременем целому православному народу. 

И сказал далее Александръ: ”Хорошо бы, брат, в то время старому помолодеть, а молодому чести добыть, удалым плеч испытать”. 
И такожде брат его Ослябя чернец говорил: ”Братъ Пересветъ, уже вижу на теле твоем раны, уже голове твоей лететь на траву ковыль, а сыну моему Якову на ковыли зеленой лежать на Поле Куликовомъ за веру христианскую и за обиду великого князя Дмитрия Ивановича”. 
Был же сей хоробрый Пересветъ, егда в мире бе, славный богатырь, ”велию силу и крепость имея, величеством и широтою всех превзыде, и смыслен зело к воиньственному делу и наряду”, то есть слыл умеющим уставлять полки. 
 
И тако по повелению преподобнаго игумена Сергiя возложи на себя святую схиму, матерчатый шелом ангельского образа с нашитыми на нем оружием спасения с голгофами, и знаменася святымъ крестомъ, и окропися священною водою, и простися у духовнаго отца, таже у великаго князя, и у всех князей, и у всего христианскаго воинства, и у брата своего Осляби. И возплака князь великий, и все князи, и все воинство великим плачем, со многими слезами глаголюще: “Помози ему, Боже, молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех святых, якоже древле Давиду на Голиафа”. И поиде инок Пересветъ противу татарскаго богатыря Темирь-мурзы, и ударишася крепко, толико громко и сильно, яко земле потрястися, и спадоша оба на землю мертви, и ту конец прияша оба; сице же и кони их в том часе мертви быша. 
 
...И сшиблись после поединка смертного сыновья Руси с сильною ратью басурманскою. Ударились копьями гибельными о доспехи железные, загремели мечи булатные, словно молнии сверкая; великий стук и свист от летящего града стрел поглотили тишину. Белая ковыль-трава обагрилась чермною живительною влагою, окрасившись цветом мученичества честных воинов русския земли, цветом победным сил добра над силами зла. 

Древний бытописатель горестно замечает: “Бысть брань крепкая и сеча зла зело, и лияшеся кровь, аки вода, и падоша мертвых множество безчисленно от обоих сил... И не можаху кони ступати по мертвым. Не токмо же оружием убивахуся, но сами себя биюще, и под конскими ногами умираху, от великия тесноты задыхахуся, яко немощно бе вместитися на поле Куликове, между Дону и Мечи, множества ради многих сил сошедшеся”. 
После битвы Димитрий, прозванный Донским, стал обходить Великое Поле, засеянное телесами его дорогих соратников и политое русскою кровию, на котором взошла Первая Великая Слава Руси. Даже деревья от великия печали преклонилися. Увидев Пересвета монаха и тут же поблизости лежащего знаменитого богатыря Григория Капустина, великий князь обратился к ним и промолвил: “Видите, братья, своего зачинателя, ибо этот Александръ Пересветъ, пособник наш, благословлен был игуменом Сергiем и победил великого, сильного, злого татарина, от которого многие люди испили бы смертную чашу”. 
Русь одолела могущественных варваров и поверила безповоротно в свои силы. Пусть знают и окончательно запомнят в с е интервенты-агрессоры: “Кто поднимет меч, тот мечем и падет” безславно. Летописец восклицает: “Возвысил БОГЪ род христианский, а поганых уничижил и посрамил их суровство”. Имена красных воинов земли Русския Небесный Воеводо в лепоту облекл еси; имена двух из них — Александра (Пересвета) и Андрея (Осляби) с того времени прославляются как имена местночтимых святыхъ Радонежскихъ. 
Восемь дней “стояли на костях”; хоронили героев за Веру и Отечество живот (жизнь) свой положивших. Срубили церковку Рождества Богородицы над братской могилой у р. Непрядвы. А Пересвета и Ослябю схоронили не здесь, а в Старомъ Симоновомъ монастыре близ Москвы (сейчас это уже территория первопрестольной: рядом с метро “Автозаводская” внутри завода “Динамо”). Тут же, по преданию, упокоились до светлого Второго славного Пришествия Христова и 40 ближайших бояр князя Димитрия... 

Ушли на битву москвичи, белозерцы, ростовчане, суздальцы, владимирцы, костромичи, дмитровцы..., а вернулись единым русским народом! 

Димитрий Донской пробыл на Москве четыре дня и затем направил стопы свои к Живоначальной Троице, к отцу Сергiю. Преподобный встретил его со крестами близ монастыря и изрек: “Радуйся, господин князь великий, и веселись твое христолюбивое войско!” И вопросил его о своих любимцах. Великий же князь отвечал ему: “Твоими, отче, любимцами, а моими служебниками победил своих врагов. Твой, отче, вооружитель, названный Пересветъ, победил подобного себе. А если бы, отче, не твой вооружитель, то пришлось бы, отче, многим христианам от того пить горькую чашу!” 
Отслужили поминальную Великую ПАНИХИДУ о всех убиенных, и с тех пор названная Димитриевскою родительская суббота стала служиться в Церкви из года в год “покуда стоитъ Росiя”. 
 
При захоронении воинов Великий князь со всем воинством громким голосом провозгласили “им вечную память с плачем и со слезами многими”. Склонив голову перед свежими могилами лучших сынов Отечества, Димитрий Иванович сказал вещие слова: “Да будет вечная память всем вам, братья и друзья, православные христиане, пострадавшие за православную веру и за все христианство между Доном и Мечей. Это место суждено вам Богомъ! Простите меня и благословите в этом веке и в будущем и помолитесь за нас, ибо вы увенчаны нетленными венцами от Христа Бога”. 
Присоединим и мы свои воздыхания к этим глаголам. 
 
Простите и благословите нас, святии поборники Земли Русскiя Александре и Андрее.
Молите Бога о нас грешных.

Тропарь глас 1

Воини Христолюбивии, страдальцы послушания прехвальнии,

Александре дивный Пересвете и Андрее Ослябей именуемый, 
Сергия игумена благодатные наследницы,
Куликовской брани ратницы духовнии. 
Вы бо змия агарянскаго победисте,
но и нас своим заступлением не остависте.
Телами в храме Рождества Богородицы почиваете,
душею в превышнем селении пребываете.
Молите за весь род русский православный, 
преподобнии сродницы наши. 
 
Кондак глас 7

На поле Куликовом агарян победисте и венцами славы увенчастеся преподобномученицы Александре и Андрее, молите Христа Бога и нам врага рода человеческого побеждати, Православие хранити и душам нашим велию милость.

Величание

Ублажаем вас святи преподобномученицы наши Александре и Андрее и чтим святую память вашу, воинов Христолюбивых наставницы и ангелов собеседницы.

620 лет назад, 8 (21) сентября 1380 года, на Куликовом поле русскими воинами была одержана победа, которая имела огромное, непреходящее значение для дальнейших судеб не только русских княжеств, но и всего мира. Русское войско под хоругвью Нерукотворенного Спаса собрал святой благоверный великий князь Димитрий Донской, 650-летие со дня рождения которого отмечается в этом году 12 (25) октября. Братской могилой русских воинов, "за веру и отечество живот свой положивших", стало Куликово поле брани. А два схимника-витязя, участвовавшие в этой сече, -- Пересвет и Ослябя были похоронены в Старо-Симоновом монастыре, у стен храма Рождества Богородицы, в котором в наши дни привелось послужить Богу автору этой работы. 

Тропарь, глас 3
Велика обрете в бедах тя поборника земля Русская, языки побеждающа. Якоже на Доне Мамаеву низложил еси гордыню, на подвиг сей прияв благословение преподобнаго Сергия, тако, княже Димитрие, Христу Богу молися, даровати нам велию милость.

Особым знаком воли Господней стало почитание князя Димитрия как избранника Божия. По свидетельству многочисленных памятников древности, сначала в Москве, а потом повсеместно по России началось прославление князя. Уже вскоре после его кончины были написаны "Похвальное слово", текст которого вошёл в состав русских летописей, и "Слово о житии и преставлении…". Последний памятник специалисты признают одним из самых вдохновенных и поэтичных в XIV-XV веках.

Создание сайтов в студии Мегагруп